Анна Межова

Оренбург
У нас был сын, и мы с мужем мечтали о втором ребенке. Причем если у мужа это были мечты просто о ребенке, то мне хотелось именно девочку. Доченьку. Я давно занималась благотворительностью и постепенно пришла к пониманию, что самое большое благо, которое ты можешь дать ребенку в детском доме – это семья. И вот так в 2011 году мы первый раз пошли в опеку. Сказать, что я представляла себе это совершенно иначе – ничего не сказать. Школа приемных родителей, чтение статей в интернете, общение с состоявшимися приемными родителями и с теми, кто также как, и я идет по пути усыновления – на долгих полгода я выпала из обычной жизни. Но вот, наконец-то, все справки собраны, и мы с мужем приступили к поиску ребенка.
Когда человек, не сталкивающийся с приемным родительством думает об этом, он чаще всего представляет ребенка похожего на себя, создает образ и ищет именно его. Так было и с нами. В то время я часто сидела и рассматривала свои детские фотографии, детские фото мужа и сына, думала какой же будет наша дочка. Она обязательно должна была быть с карими глазами, забавными хвостиками и веселой улыбкой. И мы стали искать такую девочку.
Я день и ночь просматривала базы детей, звонила по всем регионам России, я готова была ехать за своим ребенком хоть на край света. Но в основном мне отвечали, что ребенка уже забирают. Надо сказать, что тогда я заметила одну интересную особенность – я видела одних и тех же детей на сайтах единой базы. И тех же детей я видела на сайтах волонтерских организаций. Это были одни и те же дети, но их фотографии разительно отличались. На сайтах базы многие дети на фото были с поникшими взглядами, в неопрятной одежде, фото часто плохого качества, иногда ребенка предлагали выбрать по уху, например. На сайтах же волонтерских организаций все было иначе.
Было очень сложно сделать выбор. Тогда включился страх, а вдруг я ошибусь и выберу не моего ребенка. Я читала форумы и отзывы людей, которые почувствовали, что это их малыш и все поняли. Я прислушивалась к себе. И ничего не слышала. Мне было безумно жаль всех этих малышей. Но я не знала, какой из них мой. И просто звонила. И мне чаще всего отвечали, что ребенка уже забирают.
Видимо, все же и приемных детей раздают тоже на небесах, потому что однажды, когда я уже почти отчаявшись, позвонила в соседний регион, мне сказали – приезжайте.
Я сразу же взяла билеты и отправилась в путь. Ехала одна, муж остался дома с сыном. И было страшно. Очень страшно, очень сильно не хватало поддержки близких.
И вот, наконец-то я оказалась в доме ребенка, и мне вынесли маленькую девочку. Вынесли, отдали и ушли. А я осталась с ней одна в комнате для посещений. Я пыталась прислушаться к тому, что происходило внутри меня. Внутри абсолютно не екало. Никаких эмоций, которые так часто описывали в интернете, не было. Был только страх. А вдруг я сейчас совершаю огромную ошибку. А вдруг это не мое и жизнь моя теперь кардинальным образом изменится.
Девочке было всего 8 месяцев, она не умела сидеть, но упорно старалась мне понравится. Уже потом, когда пройдет время, и я стану помогать детям обрести своих родителей, спустя много времени, я буду вспоминать эту встречу и не перестану удивляться тому, как же маленький ребенок в 8 месяцев уже все понимает. Тогда без дополнительных слов малышка поняла, что пришла тетка, которая может забрать ее отсюда. Которая будет качать на руках, вовремя менять подгузник, петь колыбельные, рассказывать сказки, дуть на разбитую коленку и заплетать косички. И что для того, чтобы все это стало реальностью, нужно во чтобы то не стало понравится. И она старалась понравится. Она показала все, на что была способна, многие из этих навыков мы потом долго и тщательно заново приобретали дома. А тогда она мобилизовалась, показала все. Собралась и показала все свои способности, которые были в ее маленьком тельце.
Я явно чувствовала как ей там плохо, и как она хочет домой. И больше не чувствовала ничего. Девочка оказалась совершенно не такой, какой я себе ее представляла. Я даже понюхала ее, многие писали, что ощутили родной запах. Ничего кроме запаха больничного учреждения я не почувствовала. Застиранная распашонка со штампом, сопли до подбородка, больничный запах, это все сбивало с толку и мешало понять что-то важное.
Время свидания подошло к концу. Малышку забрали. А я вышла во двор, чтобы собраться с мыслями. Позвонила мужу, отправила ему фото, сказала о своих чувствах и сомнениях.
С одной стороны была я и мои представления о моей идеальной жизни, моем доме, детях. А с другой стороны был маленький ребенок, к которому я не чувствовала абсолютно ничего, он был не мой, сопливый, маленький, никому ненужный ребенок. Мы часто слышим лозунги о том, что не бывает чужих детей. Но вот именно там я увидела, что бывают. Эта малышка была абсолютно никому не нужна, мать бросила ее прямо на улице, за 8 месяцев к ней никто не приходил, никто ей не интересовался, она даже плакала беззвучно, потому что бесполезно, никто не услышит.
И я подписала согласие на передачу ребенка в семью.
Уехала я с тяжелыми мыслями, с сомнением о том, что вдруг я совершаю ошибку. Но дело было сделано и надо было ждать, когда оформят все документы и можно будет приехать и забрать дочку. Я сомневалась, сомневалась постоянно, изводила своими сомнениями домашних. Мне хотелось, чтобы мне вдруг позвонили и сказали, что вот есть семья, которая очень хочет забрать этого ребенка, может вы ей его уступите. И мне позвонили. Мне сказали, что при подготовке документов у малышки взяли анализы и оказалось, что ее почки отказывают, анализы очень плохие, может вы приедете и напишете отказ? Зачем вам ребенок, который скоро умрет?
Я внимательно записала результаты всех анализов на листочек и пошла штурмовать знакомых врачей-урологов. Вердикт был однозначен и неутешителен – почки отказали, ребенок долго не проживет. Я собралась и поехала в этот город. Что я тогда хотела? Не знаю, убедиться в том, что происходит. Как состояние ребенка могло за такое короткое время так резко ухудшиться? Меня не пускали к врачам, мне говорили, что я ребенку никто и предлагали написать отказ. Однако, от нянечек я узнала, что ребенок бодр и у нее нормальное настроение и в общем-то обычное состояние, вот только анализы плохие. И я снова стала звонить знакомым врачам, которые подтвердили мне, что с такими анализами ребенок не может быть бодр и весел, не может иметь хороший аппетит, с такими анализами ребенок лежит пластом и не ест.
И я пошла штурмовать опеку, больницу, дом ребенка, чиновником в минздраве. Чиновники в кабинетах мне говорили, что надежды нет, что лучше отказ написать, что все отпусках, и заниматься некому, спрашивали зачем мне это надо. Помню, как разрыдалась прямо в администрации и долго не могла успокоиться и понять, что же дальше.
Наверное, именно в тот момент я почувствовала, что дороги обратно уже нет и что Ася – моя дочка. А дальше были бесконечные кабинеты чиновников, врачи, новые анализы, которые показали, что все нормально, а в прошлый раз просто был неправильно взят анализ, опять кабинеты чиновников, беготня, которой мне казалось не будет края.
Что меня спасало тогда? Желание быть счастливой. В тот момент я часто вспоминала песню группы Вельвет. В минуты отчаяния музыка была созвучна моим сомнениям:
Было или нет
Ночь повержена,
И лежит в руке
Половинка сна.
Оборвался он
Как тугая нить,
Видно не судьба,
Так тому и быть.
Но воспоминания о том, что где-то в городе есть маленькая, никому ненужная малышка, от которой отказались все, от которой просят отказаться и меня, эти мысли давали сил двигаться дальше:
А навстречу вдох,
Будто ветра вой -
Отыщи меня,
Забери с собой.
Как растает день,
В небе лебеди
Защити мой свет,
За собой веди.
Я очень ждала момента, когда же мы наконец-то окажемся дома. Когда все формальности будут соблюдены, когда мне отдадут документы и Асю (так мы решили назвать малышку). Каждый день я ходила в дом ребенка и по часу (сколько разрешали) гуляла с дочкой. Каждый раз уходить оттуда для меня было огромным испытанием, это очень тяжело, когда вот ребенок уже твой, но ты не можешь его забрать, ты можешь видеть его только один час в сутки, а все остальное время ты сходишь с ума от беспокойства, от мыслей – как там она? Что с ней? Хорошо ли она покушала? Вовремя ли ей поменяли подгузник?
Порою мне казалось, что я сойду с ума от этих мыслей. Никогда в моей жизни время не тянулось так медленно. Я заполняла его хождением по детским магазинам, рассматриванием сайтов с детской одеждой и игрушками. А еще я вышивала дочке картинку с ангелом-хранителем, успокаивая себя мыслью, что это последние беззаботные деньки в моей жизни. Скоро все изменится, на смену покоя и взрослой размеренной жизни придут бессонные ночи у детской кроватки, беспокоящие зубки, животики. Но, конечно, в этой жизни будет и много приятного. Первое МАМА! Первый шаг, первый рисунок, первая прогулка во дворе. Нас ждет удивительный мир с морем открытий. И я стояла на пороге в этот мир и ждала, когда же я смогу в него войти.
Все произошло обычно и буднично, получение документов, подпись, получение малышки, ночь в гостинице и обратная дорога. До сих пор помню, что никак не могла отделаться от мысли, насколько непривычно иметь маленького ребенка, как много я забыла и судорожно вспоминала, а что же я раньше делала в такой ситуации.
И вот мы дома, наконец-то вся семья вместе. Я снова стала мамой, хотя и таким необычным способом. Изменилась ли моя жизнь? Конечно, теперь она стала совершенно другая, в ней больше тревог и забот и больше смысла.
Я проснулась на следующее утро очень рано. Я знала, что совсем скоро проснется моя доченька, проснется сын и муж, в кухне запахнет завтраком, дом заполнится суетой и делами. А пока, пока все спят, но самое главное, что в кроватке теперь спит маленькая девочка Ася, моя дочка. Я прислушалась к ощущению внутри себя. Моя дочка, доченька. И меня накрыла волна нежности. Это и есть любовь. И большое-большое счастье. Как в песне:
Но однажды когда-нибудь, слышишь меня,
Я клянусь тебе силами всех притяжений
Я дождусь этих слов и этого дня,
Когда все пройдет, не оставит и тени.
И конечно ты можешь не верить мне,
Это так и никто ничего не заметит,
Но я однажды проснусь
Самой счастливой на этой планете.

С тех пор уже прошло почти 6 лет. И главное, чему научила меня эта история – просыпаться самой счастливой.

PS Ася была усыновлена в 2012 году, а в феврале 2013 года мною был основан благотворительный фонд, который помогает приемным родителям.
49

Комментарии