Анна Вербина

Москва
Я помню тот день очень хорошо.
Это была пятница. Поздняя весна. Конец марта.
А холодно и хмуро как зимой. Ни солнца, ни тепла.
Все вокруг постоянно мерзли и синхронно жаловались на погоду.
Я тоже продрогла, попросила у секретаря горячий чай и стала разбирать почту. Я - руководитель российского представительства фармацевтической компании, и писем в день читаю несметное количество.
То письмо отличалось от остальных. Оно было… написано от руки! 4 страницы, вырванные из тетрадки в клеточки, плотно исписанные чьей-то рукой. Мне писала девушка по имени Инна, рассказывала о своем муже Стасе, больном онкологией. Она не жаловалась и ничего не просила. Она как бы советовалась: мы боремся, мы сделали то и то, подскажите, что ещё я могу сделать, чтобы спасти любимого?
Меня потряс этот текст. Интересно, Инна заметила, как холодно на улице? Или когда умирает тот, ради кого живешь, то погода не имеет значения?
Уже завтра утром я села в машину и поехала в Рязань. Инна и Стас жили именно там. Я ещё не понимала, зачем и почему это делаю, зачем трачу свои единственные выходные на поездку к незнакомым мне людям, но иногда само Провидение ведет себя, и ты понимаешь: «я не могу иначе».
Через пять минут общения с ребятами я поняла: это абсолютно мои люди. Моя волна. Будто знаю их всю жизнь. Я поняла, что сделаю все, чтобы помочь им.
По долгу службы в сфере фармакологии я знала многих ведущих хирургов и онкологов Индии: мы часто встречались на крупнейших медицинских конференциях, приезжали к ним в научные центры, обменивались опытом. Я подняла свои связи и попросила индийских коллег срочно посмотреть анализы Стаса. Их ответ меня потряс: «У этого совсем молодого парня еще совсем недавно были шансы на спасение, а сейчас уже нет!»
В каком смысле? Мне пояснили: ему после операции обязательно была нужна лучевая терапия и правильный протокол химиотерапии. А российский врач, который вел Стаса, посоветовал измученной семье… лечиться травами, которые он сам же и продавал. Убедил, что это безопасно и гарантированно поможет. Стоит – двадцать тысяч долларов. Стас и Инна нашли эти деньги. Но самое страшное – они потратили не только деньги, они потратили год драгоценного времени и потеряли шанс на жизнь...
А в Индии Стаса могли бы спасти…
Спустя три месяца Стас умер. Я приехала, как только смогла – увидела его жену, сына Габи и маму и вдруг поняла, зачем я получила то письмо, зачем бросив дела, поехала к ребятам, зачем узнала эту историю, и зачем… умер Стас.
Я должна сделать что-то, чтобы другие не умирали. Чтобы знали: рак – не приговор. Это просто болезнь. Человек – сломался. Но его можно починить. Только мастер должен быть настоящий, а не мошенник с травами в кармане. Ещё спустя месяц я уволилась из фармацевтической компании и основала свою компанию "МедИндия". Её миссия – спасать. Спасать пациентов СНГ в умелых руках проверенных индийских врачей. Нашими первыми пациентами стали дети и взрослые с серьезнейшими заболеваниями, которым просто не смогли помочь в России: онкологические больные, дети и взрослые, которым требуются трансплантация сердца, легких, печени, пересадка костного мозга, больные со сложными заболеваниями костей и суставов, те, кто годами мучается от боли в спине и сердце, многократно оперируется и без эффекта годами ходит по врачам и страдает.
Все спрашивают у меня: почему Индия?
Потому что там первоклассное качество лечения, ничем не уступающее Германии и Израилю, а вот цены - ниже в пять, семь, а то и десять раз. Мы беремся за самые сложные случаи. Если есть хоть малейший шанс. Тут, кстати, очень важно отличить шанс от пустой надежды. Нам важно быть честными: если мы верим в то, что человека ещё можно спасти, мы непременно попытаемся. С одной стороны, такие пациенты - повышенная ответственность. С другой - случаются по-настоящему чудесные истории. Например, известная история, почти сказочная, про Вику Иванову, девочку из Иркутска. Она очень долго ждала квоту от Минздрава на пересадку сердца, уходило драгоценное время, бюрократия выстроила перед мамой баррикады, преодолеть которые могло только чудо.
И оно случилось. Президенту Владимиру Путину во время Медиафорума в Петербурге рассказала о Вике журналистка из Сибири.
Президент вмешался, и ситуация начала развиваться невероятными темпами. Буквально через несколько дней Вика уже летела в индийский госпиталь «Фортис» на спасительную трансплантацию сердца. Вике пересадили сердце одного индийского байкера, который стал донором. И операция прошла успешно. Это случилось больше полутора лет назад, и наша маленькая пациентка счастлива, каждый день расцветает, превращается в красивую девушку. Уверена, что ее ждет прекрасное будущее, полное любви. Она заслуживает самой счастливой жизни. И вы не представляете, какое счастье быть причастной к этой истории.
А вот ситуация буквально последних дней. Наташе Омельчук с финальной стадией сердечной недостаточности не могли помочь в родном Киеве. Благодаря неимоверной работе украинских врачей, журналистов, волонтеров и наших координаторов девушка отправилась на трансплантацию сердца в Мумбаи. Она прилетела, и вдруг, спустя сутки, когда ничто не предвещало… у Наташи остановилось сердце. Но эта девушка точно родилась в рубашке! Врачи смогли ее реанимировать!
А далее, вопреки всем законам логики и мироздания, на 4й день после прилета для нее был найден донорский орган, и в этот же день была проведена спасительная пересадка сердца! Каждый раз, когда я об этом рассказываю, по телу бегут мурашки. Потому что это чудо – часть нашей работы и к нему невозможно привыкнуть.
Когда такие вещи случаются, я понимаю, что всё – не зря. И это «НЕ ЗРЯ» - и есть смысл моей жизни.
Да, я дарю людям новые дни Рождения. У кого-то их бывает два, три и даже больше. Я шучу, что просто очень люблю праздники и дарить подарки.
Я не могу точно сказать, что знаю, что такое счастье. Иногда я так устаю, что хочется все бросить, пойти работать в стабильную компанию, сидеть на совещаниях, делать отчеты, а спасением мира заниматься факультативно, в свободное от работы время.
Но потом я вспоминаю, как блестят на солнце рыжие волосы Вики Ивановой, как звонко звучит голос Наташи Омельчук и как много не успел увидеть Стас.
И если в моих руках есть хоть малейшая возможность сделать так, чтобы больше не умирали Стасы, и чтобы смеялись Вики и Наташи с новыми сердцами, которые стучат в унисон их новым жизням – то я это сделаю. Потому что знаю, что не смогу жить, если в моей жизни не будет «НЕ ЗРЯ».
И поэтому я остаюсь. С Индией. С Россией. С собой. С любовью к жизни.
329

Комментарии

2
Наталья Родикова 26 04 2017 12:41:01

Уважаемые участники! Вынуждены были закрыть возможность анонимного комментирования. Если вы хотите поделиться своим мнением - зарегистрируйтесь на сайте и добро пожаловать.